Практика — 2021. Вторая смена. День второй.

Длинный необычный день

 Сегодня, 22 июня, был важный день — день памяти тех, кто погиб во время Великой Отечественной войны. Я считаю важным помнить о тех, кто защитил Мир тогда. Тех, кто обезопасил нашу страну, предоставив нам возможность жить сейчас. Они сражались ради нас, и мы этого не забудем. В честь этих героев у нас была минута молчания.

И так, построение закончено, и мы скидываем яхты на воду. Сегодня на дневных выходах нашему экипажу  было довольно скучно — ведь на яхте нет скучнее погоды, чем штиль. А вот вечером я пожалел, что жаловался на скуку. Метровые волны, ураганный ветер, сумасшедшая атмосфера — что может быть веселее? Мне даже не нужно было пересаживаться — крен сам кидал меня куда надо и куда не надо. Я спрашиваю Соню: 

  • Нравится тебе здесь? 
  • Нравится. 
  • То ли ещё будет!  

Я не ошибся: мы кильнулись. Сначала начерпали, потом ещё и ещё. Вернее, я думал, что мы черпаем, а Ира кричала, что мы киляемся, но было уже поздно. И яхта сделала оверкиль.

Ира плывёт к шверту. Соня вылазит из-под яхты. Я помогаю Ире перевернуть яхту назад.

И вот у нас получилось: яхту перевернули. Ира туда залезала, а яхта решила поплавать сама, и уплыла от меня с Соней. Нас подобрали на моторке и высадили на яхту. Мы пошли к пирсу, но не тут-то было! Вода заливалась к нам со всех сторон, казалось, что мы кильнёмся через нос.  Слава Аквамену, этого не произошло. И мы успешно подошли к пирсу.

Роман Кудрявцев, гость флотилии, 11 лет

А ветер все таки появился!

Начало сегодняшнего дня не давало никакой надежды на что-либо интересное в последующее время. Все как обычно — построение, зарядка, завтрак. Вооружение. Я вооружилась самая первая, но мне добавили десять секунд за недоподнятый грот, и Алика обогнала меня ровно на одну секунду за счет моей оплошности.

Мы спустили яхту и отошли от пирса. Ветра почти не было, только редкие шквалики и, как говорит мой матрос, — «хоть в парус дуй». Но к сожалению, хоть дуй, хоть не дуй, быстрее мы не пойдем. Сначала была просто задача «левая петля» — как обычно, в принципе. Потом нам решили устроить учебные гонки. Первые две гонки я приходила последняя, что собственно меня не особо напрягало, хотя бы потому, что гонки неофициальные. Потом стала приходить на два-три места раньше.

После обеда снова были выходы, снова — петля, снова без ветра, снова — гонки. Пока ветра не было, мне почему-то очень хотелось учебных киляний, вроде тепло, вроде ветра нет… Почему бы, собственно, и не провести… У меня два матроса, один уже не первый раз, второй впервые на практике. Поэтому я рассказала Соне, что же все такие такое, эти киляния…

Я даже не помню, сколько успели провести этих маленьких учебных гонок до того момента, как ветер все таки появился. 

А он ведь появился. 

Появился, и постепенно становился сильнее. В общем, мне это довольно понравилось, ибо ходить с креном мне тоже нравится.. Дали старт. Мы с Аликой стартанули, идем. Я скрутилась, иду правым галсом, у Алики возникли проблемы со стаксель шкотом, и, пока она с ним разбиралась, я успела еще раз скрутиться и пойти выше по ветру левым галсом. Пока я так шла Алика закончила все свои дела со стаксель шкотом и пошла уже мне на встречу правым галсом. И вот я иду, что-то делаю… что — не помню. И мы все же разошлись. 

Но, по словам Алики, мы как-то сцепились баллонами, и из за этого у меня резко пошел крен, и яхта просто кильнулась. Алика оборачивается, думая, что я черпанула, а я уже плыву… Я попросила матросов пойти к мачте, а сама в тот момент поплыла на шверт. И все-таки у меня был оверкиль, во первых, а во вторых, мачта все равно стала грязной. 

Когда яхту мы почти поставили, я не успела отплыть, и она упала на меня, когда вставала, больно было не особо, но под воду я немного ушла. Хоть выплыла и быстро, но было довольно неприятно. С горем пополам в яхту я залезла, хоть ее и снесло, моих матросов же подвезли и посадили в яхту на моторке, сказав идти на пирс. Когда мы шли на пирс,  могли работать только с гротом, ибо стаксель весь запутался. И вот мы идем, идем, и начинаем очень сильно черпать носом, прямо зарываться им под воду. Воды в яхте у нас прямо очень очень много, она уже выливается вся из краев. Еле еле, сели все к корме, черпать стали меньше, и все же подошли к пирсу…

Ирина Черанёва, гость флотилии, 14 лет

Вот это мы сегодня походили!

Это случилось!  Погода была отличная, второй день практики, и поэтому у нас свободные выходы. Я сидела на гроте, и вокруг всё было спокойно. Но тут налетел ветер! Появились сильные волны, грот держать было всё сложнее и сложнее, как будто он хотел улететь. Нас обрызгало  первой же волной. Ветер дул всё сильнее и сильнее, мы уже начали черпать ,и вдруг  с нами столкнулась другая яхта. Нас накренило ещё больше и, когда она отошла, мы… кильнулись. 

Ужас, мы все были мокрые! Нужно было срочно поднять яхту! Полина стала давить на шверт, а я пыталась поднять мачту. Мы залезли в яхту, но в ней было очень много воды. Наш черпак уплыл, но свой нам отдала моторка. Когда мы все таки дошли до пирса, мы очень долго отчерпывались. Хотелось быстрее переодеться, но нужно было ещё разоружить яхту. Вот это мы сегодня походили!

Алиса Горбачёва, гардемарин флотилии, 9 лет

Вот как бывает

Второй день второй смены. Символично, не так ли? Начало дня оказалось заечательным, и было бы прекрасно, если б таким же стал и конец дня.

После обеда начались учебные старты, когда рулевые тренируются брать старт и выстраивать наилучшую тактику для прохождения дистанции.

Все, как обычно — три минуты до старта, две, одна и… старт! Все яхты устремились на верхний знак для того, чтобы обойти его, но я не могла сделать этого. И вот почему. 

Думаю, многие понимают: в стрессовых ситуациях ребенок часто начинает плакать. Особенно, когда ему страшно. Так случилось и в этот раз. Поднялся сильный ветер, яхту начало кренить, но один из моих матросов был не в состоянии слышать и выполнять приказы. Поэтому приходилось переносить эту личность на другой борт для откренки вручную. При этом из-за физического воздействия он начинает еще сильнее плакать. Более-менее у меня получилось успокоить своего матроса, и мы последовали за другими яхтами. 

Ветер все такой же сильный, кепки у некоторых людей летят в воду. Не проходить же мимо… я подобрала одну кепку и решила отдать ее после окончания гонки. Все отлично, мы идем, улыбаемся, и через некоторое время я вижу владельца кепки, который идёт на своём судне. Бросаю ее на борт этой яхты, начинаю крутиться — вокруг куча других яхт, и следует их сторониться, но тут… Та самая яхта, на которую я передала кепку, возникает прямо перед носом, приходится крутить фордак и… киляние. 

Самое страшное для того матроса, который и до этого находился в состоянии удрученном. Мне очень жаль, ведь я не успела объяснить, что делать при килянии человеку, пришедшему на парусную практику в первый раз. Итог — все в воде, а он держится за борт, чем топит яхту. 

Объясняю: — Борт яхты, который находится в воде при килянии, называется подветренным и, если нажимать на него, то яхта полностью перевернется мачтой вниз и поднять ее около берега будет очень и очень сложно. Алиса, видимо, забыла, что ей нужно плыть к мачте и поддерживала очень испугавшегося матроса. Я поплыла к шверту.

Потом уже все стало относительно спокойно. Кильнулись еще три яхты, а нас понесло к противоположному берегу. На каждой волне мы черпали, но в итоге, скрутив поворот, пошли на наш пирс.

На самом деле, мне очень печально, что я — вроде опытный рулевой, не справилась с эмоциями. Но самое главное: я не переставала говорить матросам, что им следует делать. Вскоре мы оказались на пирсе, и всё закончилось благополучно.

Полина Фоминых, шкипер флотилии, 13 лет

День был весёлый и ветреный

Сегодняшний вечер начался с помощи отчерпать яхту “Кригер”. Я помог отчерпать яхту, и сел в “Артемиду”, и мы отошли от пирса. По рации передали: «Задача — левый треугольник», и мы её стали выполнять.

А потом ветер усилился и началось веселье: стакселем стало управлять тяжелее, но появились «Морские Ведьмы» — это были Ксюша и Мира. Мира перебила пол отряда гиком, а те яхты, что попадали в поле зрения Ксюши, начинали начерпывать и киляться. Нам с Севой Погольским и Егором Салимовым повезло — мы “увернулись”, но начерпали. Потом, когда мы подошли к пирсу, я понял, что переборол страх к киляниям. 

Когда мы сели в автобус, увидел на соседнем сидении Данила Сергеева, и мы стали учить польский язык. Я учил Данила, а он смеялся над словом Matka, что значит мать. День был весёлый и ветреный.

Слава Панкратов, кадет флотилии, 8 лет

Фактор неожиданности

Вторая смена… Второй день… Новые матросы, которых нужно обучить до гонок, командиры, которые только сошли с первой смены и, немного уставшие, снова “пошли в бой”. Примерно так началась вторая смена практики . Второй день — как всегда, это больше обучение, а не какое-то уже соревнование на результат. 

И поднялся сильный ветер.

Увы, к таким учениям был не готов ни один новичок. Сильный ветер — это, наверное, то, что пугает многих неопытных людей. Это происходит  от непонимания того, как с ним работать, до страха по этой причине… Что и произошло во второй день. Начало дня. Погода больше штильная. Приходили небольшие порывчики, до двух метров в секунду. Все ходят расслабленные, кто-то даже умудряется чуть не заснуть в яхте. И в самом деле, сидя на стакселе, когда печет солнце, очень клонит в сон. 

Ах да, почему я сидел на стакселе, а не на руле, как всегда? Потому что нужно обучить Данила ходить на руле, но давайте сейчас не про это… После обеда все пошли, как всегда, вооружать яхты для продолжения выходов. Решили сделать учебные гонки на относительно небольшую дистанцию. 

Вот в это время ветер и начал усиливаться. Уже на второй гонке я понял, что стоит взять грот с рулем в свои руки, так как Данил все-таки как рулевой новый, и не совсем понимает, в какие моменты нужно увернуться, чтобы не допустить столкновения яхт, и решение должно быть правильное… При старте начали прилетать порывы до 10 м/с, звучит страшно, не так ли? Старт дан, все яхты пошли к верхнему знаку, ветер все усиливался… 

Грото гико шкот начал все больше и больше сопротивляться мне, а одной рукой его держать не так уж и просто… При повороте вижу, как на меня летят две яхты — одна из них “Дагги Тиц” во главе с рулевым Полиной Фоминых. Честно, не помню, как это произошло, но при стечении обстоятельств наши яхты сцепило, начало сильно уваливать и ставить суда на полный курс, а это уже предвещало беду… Начиная отходить, “Дагги Тиц” начала очень сильно черпать. А я  пошел дальше, начерпав, конечно. Обернувшись, я увидел, что “Дагги Тиц”  лежит. Ну, то есть кильнулась, перевернулась… 

“Первый пошел”, — думаю я, сидя на банке. Секунды через две-три оборачиваюсь повторно, вижу — “Иту Лариу Дэн” тоже уже перпендикулярно воде, с командиром и матросами за бортом. Рядом со мной шел Даниил Сергеев на “Кригере”, у которого вода была по края яхты. По сути, им уже легче было бы перевернуть яхту  и снова поставить, чтобы воды меньше было… 

Команда — на пирс. Кто-то достает яхту сухой, кто-то отчерпывает воду ведрами. Но все же был интересен анализ этого всего, почему же в порыв ветра легли аж три яхты. Кто-то сказал, что матросы новые, и они попросту не знали, что делать. Кто-то сетовал на неожиданность порыва сильного ветра. 

Думаю, дело все-таки не в матросах, так как командир мог легко все контролировать, отдавая приказы, и не поддаваться панике. Ведь практически все командиры уже и в этом году прошли первую смену практики. И ходили в более сильный ветер. Тут сыграла роль неожиданность и расслабленность до этого, обычно в жару таких ветров у нас не бывает. К тому же, никто не предполагал, что так экстренно, во второй день, придется все объяснять матросам “в боевой обстановке”…

Даниил Тельминов, шкипер флотилии, 14 лет

Отслеживать нас

Оставьте комментарий

Политика конфиденциальности

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
YouTube
YouTube
Instagram