Интервью в Царские дни

Что такое скаутинг?

Наверняка, многие слышали об английских «пионерах» — скаутах. Нам, например, рассказывали о создании скаутской организации в Великобритании в начале двадцатого века на занятиях по истории отрядов. В рамках Царских дней, после проведения парусной регаты, посвященной памяти святого страстотерпца цесаревича Алексея,  нам удалось поговорить о скаутинге с Всеволодом Кривцовым-Штегманом, начальником Совета Братства Православных Следопытов России, руководителем скаутской дружины имени святого праведного воина Фёдора Ушакова — это одна из крупнейших скаутских организаций России.

Всеволод рассказал нам о том, что скаутинг в нашей стране начался в 1909 г. Он начал расти и развиваться во время царствования Николая Второго, под эгидой императора, поэтому во многом связан с царской семьёй. Цесаревич Алексей, например,  был помощником вожака в патруле. Скаутинг был родоначальником пионерии, потому что новое движение создавали конкретные люди — скаут-инструкторы.

При советской власти главной проблемой исчезновения скаутинга было то, что  скаутинг в России был православным и монархическим (скауты участвовал в гражданской войне на стороне белых — прим. автора) и вернулся в Россию только в 1991 году.

По сей день все организации — либо около православные, либо являются адептами православия, как дружина во имя святого Федора Ушакова. Английский генерал Баден Пауэлл, который первым придумал и начал скаутское движение в Англии, говорил, что если ты не христианин — ты не скаут. С  1991-го в России существует целых четыре крупных скаутских организации. БПС в этом году исполнится 30 лет. На данный момент в братстве православных следопытов состоит около полутора тысяч человек. Скаутские организации в России вообще не придерживаются одного цвета формы, но при этом скаутские принципы едины для всех — это патрульная работа, кстати, очень похожая на экипажи крапивинских отрядов, их законов.

 — Получается, в вашей организации нет центрального управления, и каждый  отряд действует независимо? — продолжал расспрашивать я Всеволода.

 — Каждый регион действительно достаточно самостоятелен, но при этом есть Совет региональных руководителей, вот я начальник сейчас этого Совета. Мы собираемся, общаемся, принимаем решения. В нашей организации есть духовники и священники. Председателем является Владыка Серафим.

 — Ваша дружина названа во имя святого Фёдора Ушакова. Связана ли ваша деятельность с морем, делаете ли вы на это упор? 

 — Когда отряд организовывался 10 лет назад, это происходило при Ново Тихвинском монастыре, а мы знаем историю, что непобедимый адмирал флота Ушаков очень помогал этому монастырю, буквально став вехой в его судьбе.

 — Получается, название дружины является историческим, а не  символическим?

 — Да,  раньше, когда мы и не помышляли о море, о парусных судах, уже носили такое  название. Ведь Ушаков был человеком, с которого нужно брать пример и вдохновляться им. Он не проиграл ни одной битвы и не сдал в плен ни одного русского воина. И он — святой.

 — Как лично вы пришли к скаутингу?

— У меня бабушка работала в пионерском лагере «Заря», и я там провел восемь летних смен. Я ездил туда “в десант”, как вы на свои выездные БВРы, и уезжал с «десантом». Тогда я понял, что мне не хватало этого из детства и, как только представилась возможность, полностью сменил профессию — теперь я профессиональный педагог.

 — Вы, как руководитель скаутского отряда, чувствуйте преемственность пионерской организации, или больше хотите отмежеваться и обратиться к корням?

 — Денис, и пионеры разные встречались, и скауты — тоже. Люди ведь вообще разные. Да, пионеры боролись со скаутами. Известен клич времён гражданской войны “Бей скаутов!”, особенно на юге. Я считаю, что пионерия — абсолютные наследники скаутинга, и вообще нужно убрать все эти ссоры. Ведь, если бы не было пионерской организации, а были бы скауты, никуда бы не делись мальчишки, которые на оккупированной территории вывешивали советские флаги, боролись с фашистами. Это наши люди, какие вообще могут быть различия? Советский человек все равно христианство нёс до конца, и победа в Великой Отечественной войне, отчасти, тоже победа христианства — доброты, любви к своей Родине.

Да и результаты переписи 38-го года никто не отменял… Ты представляешь, в эпоху репрессий пятьдесят два процента  населения России на вопрос о вере написала: “Я — православный”. Нужно понимать, в какую страну Гитлер пришел в 41-м. Думаю, что нам не нужно расставлять границы между скаутами и пионерами — чем больше нас, чем более мы разные  и интересные, тем лучше. Мне очень понравилось вчерашнее мероприятие. Мы все разные, а дело-то делаем общее.

— Мы изучаем скаутское движение в отряде. И у нас так получается: сначала были скауты, потом пионеры, потом — Крапивинскинске отряды. Это я про современность.

— У русского скаутинга есть целых две истории: первая,  когда в 45-47-м годах был поставлен вопрос скаутами из других стран: “Ребята, у вас нет страны и поэтому вы не можете быть зарегистрированы”. А  мы ответили: “А мы выходим из вашей организации”. Этим мне нравится русский человек. Родина у нас придёт, куда она денется? мы же не отреклись от страны. И они там несколько лет не состояли во всемирной ассоциации.

А вторая, это когда мы вернулись в 91-м и вновь был поставлен вопрос, что штаб-квартира будет находиться у них, а мы им ответили: “Ага, щас” и опять вышли. Наши сказали:

-Мы все знаем, мы все сделаем, за нас не переживайте. 

Это очень традиционно для нас — решать все за себя самим.

Интервью с Всеволодом Кравцовым-Штегманом,
начальником Совета Братства Православных Следопытов России, руководителем скаутской дружины имени святого праведного воина Фёдора Ушакова
взял флагман флотилии, Денис Матушкин, 18 лет

Отслеживать нас

Оставьте комментарий

Политика конфиденциальности

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
YouTube
YouTube
Instagram