Золотая осень   Недавно обновлено !


Здравствуй,

“Осень Уральского Следопыта”!

“Осень “Уральского следопыта” — именно в этом замечательном мероприятии мне сегодня предстояло принять участие. Всё началось в восемь сорок пять. Именно в такое время можно прочувствовать утреннюю сонливость, пусть на улице жизнь кипит словно в муравейнике, который кто-то легонько разворошил. 

Подойдя к остановке, я увидел “девятнадцатый” автобус — не такой старый и желтый, который имеет юбку грязи над колёсами, а новый и чистый. Я подошел и посмотрел на него, он уже собирался уехать… Так ничего и не предприняв, я остался на месте, глядя смотря вслед отъезжающему автобусу.  И потихоньку начал подозревать, что, если так поступить дважды, легко можно опоздать на мероприятие. 

И вот на горизонте показался желтый автобус, уже по цвету и его маршруту я понял, что это — девятнадчик. Автобус приветливо распахнул двери. Он ждал новых пассажиров, чтобы отправиться вперед, к городу. Через пару остановок в салон вошел Никита Матюшин. Мы поздоровались, но разговаривать не стали, а просто молча ехали, глядя в окна и на пассажиров. С Никитой на место мы прибыли первые, но вскоре пришла Лена. Через неопределённый мной промежуток времени пришел Иван Гудов и Матвей Плявин. Вместе мы начали разговор на частично отдалённые темы. 

Первым появление Ваниной машины с прицепом заметил Никита, и все мы пошли спускать яхту. Водрузив её на уже традиционное место, начали вооружение, а Лена с Ваней пошли на тот берег для регистрации нашего этапа. 

Поставить мачту окончательно нам удалось лишь со второй, или третьей попытки. Вооружившись и расположившись, мы стали ждать… Вскоре к нам подошла группа волонтёров, и мы познакомились с человеком, который должен был ставить баллы в зачётную книжку участников на нашем этапе. Звали его Дима. Он оказался человеком миролюбивого и добродушного характера. С Димой за проведённое там время мы сдружились и общались так же, как и друг с другом. 

Дима рассказал нам, что каждая команда имеет “зачётку” — это такая книжка из приятной на ощупь бумаги и притягивающего газетного цвета. Он сообщил, что в квесте участвует около четырёхсот команд, которые бегают по сорока этапам. Уже сейчас это число мне кажется не реальным, но перед глазами сразу же всплывают два листа, на которых в два столбца мелким шрифтом напечатаны номера и названия команд. Названия, кстати, все придумывали сами, поэтому среди вполне героичных и величественных встречались и такие, как «Весёлые пчёлы», «Развитие», «Странные крабы». 

Когда мы готовии шкертики, выяснилось, что не взяли с собой «Конец Александрова». Но в программе на нашем этапе были указаны “подъём паруса” и “вязание морских узлов.” Немного подумав, мы составили новый план  — я и Ваня Гудов учим вязать три узла — “восьмёрку”, “беседку” и “прямой”. Матвей учит поднимать грот, а Никита показывает, как вязать спасательный узел. Старт начался не скоро, и у нас было время подумать. И так, внося незначительные изменения в нашу гениальную идею, мы подошли к старту.

Рядом с яхтой стояла хитрая команда, которая явно готовилась к победе и не шла к старту, а ждала начало соревнований у нашего этапа, наблюдая за нашей подготовкой. Но, когда объявили, что команды, не участвующие в стартовой процедуре, будут дисквалифицированы, они побрели к трибуне. Благодаря этому я смог спокойно снять на телефон видео старта. Это выглядело эпично. 

Первой нас  посетила та самая команда. Они уже знали, что надо делать и, быстро пройдя наш этап, помчались набивать свою зачётку баллами. Возле нас уже собиралась пугающая очередь, но Дима объявил всем, что на этапах не подразумевается толпа и необходимо стоять командами. Таким образом он снизил количество людей и сформировал их (позже Дима ещё не раз так делал, чем нам не слабо помогал).

…Одну команду сменяли другие, и начинало казаться, что это будет длится вечно… 

Сначала мы с Ваней учили по одному человеку. Но потом у нас появилось что-то вроде неограниченной очереди, где каждый человек учил сколько хочет узлов, или пока не отходил попить воды. После чего к науке вязания узлов приступал другой.

Иногда, когда я начинал показывать, например, “беседку”, а участники повторяли за мной, неожиданно врывался Ваня со словами «ты делаешь всё не так !» И забирал шкертик, и начинал показывать сам, как вяжется “беседка” А если он допускал ошибку, то я со словами «ты хоть сам так делаешь?» Забирал шкертик назад, а смущенный Ваня отходил в сторону. Но если Ваня вязал всё верно, то тут делать было нечего. И, признаю, часто Ваня учил человека вязать беседку быстрей, чем я.

…В какой-то момент Дима достал странный музыкальный инструмент, напоминающий пианино со стальными педальками… 

Так незаметно пролетели три часа квеста. Нельзя было не заметить, что чаще всего люди знали минимум один узел, а если человек был в военной форме ( например, юнАрмии), то нередко знал три узла, а то и больше. 

Но вот нас накормили гречневой кашей с тушёнкой, и сложили яхту, и отвезли её на Коматек, и “законсервировали” её и оборудование на зиму… После чего съездили и забрали с почты рапиры, и забрали жилеты, которые должны упростить работу судьям наших фехтовальных турниров…

Можно вечно вспоминать тот день и вспоминать всё новые детали. Мне очень понравился праздник “Осень Уральского Следопыта”, и я буду ждать нового мероприятия такого типа!

Коля Бадьин, подшкипер флотилии, 14 лет

Авиация на истории

  Именно в этот день, то есть сегодня, мне хотелось полетать, меня тянуло к самолетам, к небу. Тем более, оно сегодня очень красивое. И именно сегодня мы затронули тему авиации на истории.

Нам рассказали, что во время войны во Вьетнаме одному советскому летчику было дано задание узнать, какие самолеты есть у американцев, чтобы быть готовым к возможному нападению с новыми, усовершенствованными самолетами. Так вот. Эти самолеты привезли на американский корабль. Там же их и начали «распаковывать». Советский летчик понятия не имел, как так подобраться к кораблю, чтобы незаметно сфотографировать эти самолеты. Условия при этом были такие, что невозможно было остаться незамеченным. Но он постарался залететь в жиденькие такие облака, и притвориться обычным пассажирским лайнером. При этом он отключил прибор, который показывает, свой это самолет или чужой. Поэтому его и определили, как абсолютно безобидный лайнер.

-Представляю лицо американцев, когда пассажирский лайнер превратился в истребитель, который начал пикировать прямо на их корабль, — улыбнулся, рассказывая эту историю, Женя.

         Дааа, наверное, было забавно. Самолет настолько близко подлетел к новым аппаратам на корабле, что снимки из фотопулеметов оказались просто суперкачественными. Затем самолет вылетел обратно к облакам — возвращаться на свою базу. После этого случая товарищи летчика говорили, что он был на 10 сантиметров от смерти. Что ж, они абсолютно правы. Вот такие у нас были летчики.

И это был только вступительный рассказ к занятию! Оказалось, что корабль нашей учебной группы потерпел кораблекрушение, и мы уцелели с помощью спасательного плота. Ну, это уже хорошо. Нас выбросило на необитаемый остров. Хорошо, что у нас были хоть вещи и немного еды. Задача была выжить до того момента, когда за нами прилетят или приплывут спасатели. И придумать способ привлечь внимание спасателей. Для начала, у нас были: тазик, порванный спасательный плот, потому что он прошел через коралловые рифы, пластиковая посуда, 9 смартфонов, котелок, аптечка и туристский топорик.

  Мне показалось правильным сделать небольшой шалашик, или даже домик. Женя сказал, что вполне себе можно, ведь если набрать палок и сложить их в форме шалашика, а затем накрыть это остатками плота, то можно получить нормальный шалаш. Нам объяснили, что мы находимся где-то в районе Филиппинских островов. То есть, до ближайшего будет около 100 километров. На это расстояние нам должно хватить плота. Мы тут же начали думать, как его сделать. При этом, туристическим топориком не срубишь дерево. Только если не толстое. 

Ну, нам и не толстого хватит. Затем, надо соорудить мачту, парус, весла и руль. Это можно, но как выточить аккуратное весло? Пока мы решали этот вопрос, к нему прибавился и вопрос с рулем, занятие пролетело. И, в разгаре обсуждений, прозвенело три удара. Эх, жаль. Можно было бы спастись и может быть, попасть домой.

        Полина Фоминых, матрос флотилии, 11 лет

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *