Последняя наша поездка в осенние каникулы. Сысерть!


На фарфоровом заводе

На фарфоровом заводе

Мы на фарфоровом заводе

Сегодня мы ездили в Сысерть, на завод по производству фарфора. Там нам  рассказали, что и как делают  на заводе.

ЧТО делают — это понятно уже из названия завода. Делают там фарфор.

А вот КАК его делают…

Раньше фарфоровые изделия заготавливали в старых печах очень долго. Еще пять лет назад два дня загружали заготовки печь и замуровывали.

В течение трёх дней температура в печи достигала 2250С (1300°С прим.ред.), и еще два дня эти заготовки  там “поджаривали”.

 

Сейчас на заводе новые печи, в них  все происходит намного быстрее.В печь помещают заготовки, и за 12 ч температура в печи достигает необходимой температуры.

Еще 12 часов “прожарки” и — изделия готовы!

При этом экскурсовод сказала, что каждое изделие проходит не один, а три (!) обжига…

Это касается изготовления. А на самом заводе было много- много слотов (стеллажей прим.ред.), где теснились изделия.

Тимур раскрашивает блюдце

Тимур раскрашивает блюдце

После экскурсии нас повели в какое-то место. Вели через кучу слотов (стеллажей прим.ред.) где стояли армии чайничков, кружечек, колокольчиков и всяких «воинов».

Очень мне это показалось странным. И вот мы пришли…

В комнату, где раскрашивают изделия. Как же я не догадался!

Здесь мы клеили наклейки на кружки и расписывали блюдца.

Спросите, понравилось?

Конечно. Но лучше вам самим сходить туда, а не опираться на мои впечатления.

Составьте свои впечатления о вашей поездке!

Тимур Герасимов , подшкипер флотилии.

 

Легче втрое дело любое спорится у друзей

Егор Горбачев

Егор Горбачев

Очень странно, я видел на заводе только двух – трёх рабочих. Я думал эти огромные, массивные цеха будут битком набиты аппаратурой и обслуживающих её рабочих.

А теперь про саму экскурсию…

Из штаб-квартиры отряда на Дагестанской, 34, как всегда после построения, мы стали собираться и выезжать. Мы приехали прямо к заводу. Пришлось немного подождать до начала экскурсии. И вот — началось…

 

Мы встретились в небольшом зале, там нам пытались втолковать состав этого фарфора на случай, если мы вдруг захотим сколотить производство и продавать свой фарфор. К сожалению,  мало  что показалось мне понятным и нужным.

Потом мы пошли в огромный зал, в котором работал всего один человек, который раскрашивал изделия. И там была КУЧА этих изделий. Их были тысячи. А может, даже миллионы!!!

рассматриваем продукцию до первого обжига(а почему магазин фарфоровых изделий, в который мы только что заглядывали, такой маленький?)

Мы выслушали лекцию про обжиг, раскраску, и про то что мы пойдем на обжиг… Стоп… На обжиг?! Урраа!!!

Ааааааа-хххххххх! Я думал, на обжиге мы будем смотреть не на их инновационные сенсорные печи, а именно на обжиг!!! Облом. Ну и что будет дальше???

А дальше мы прошли в цех, в котором стояли маленькие домики, в которых стояли штабеля. Интересно… А это что такое?

— А это наши старые печи…

От одного слова «печи», я понял, что мне тут нечего делать, ибо я тут ничего не пойму…

Мастер-класс!!! УУРРРАААА!!! Я так долго этого ждал!!! Наконец хотя бы что – то именно интересное, а не эти печи.

Мы украсили наклейками свои кружки, и стали оформлять блюдце на память о поездке. Получилось оно, конечно, не так, как вы подумали: хвоя была в разных местах, где – то были видны лихорадочные мазки автора – оформителя веточки…

Но самое главное – мы сделали его вместе. И теперь оно будет храниться в отряде на память о поездке на фарфоровый завод в город Сысерть.

Георгий Горбачев, юнга флотилии

 

От редакции: Егор, так мы же ездили не в рабочий день, а в выходной. Наверное, поэтому производство и не работало!

 

В доме Бажова

на дворе: слева - баня, справа конюшня

А потом мы поехали в дом-музей Бажова.

Нам рассказывали очень много и интересно. Показывали, например, “гостевой дом”, а в нем — одежду родителей Павла Петровича Бажова.

Меня поразило  то, что, когда родители Бажова на полтора года уехали в другой город по работе, то сдали свой основной дом жильцам. А жильцы не уследили за печкой, и дом сгорел! Ничего себе! На его место поставили баню, но ведь баня — не дом!

И ещё выяснилось, что одна дочь Бажова и сейчас жива. Она живет  в Москве, и ей 88 лет.

Ксюша Ивачёва, юнга флотилии

Детская кроватка и ловушка для птиц

Кухонные "инструменты" 19 века. Фото Милены Клещевой

Кухонные «инструменты» 19 века. Фото Милены Клещевой

… и нам стали рассказывать историю про маленького Пашу Бажова. На кухне рассказывали про инструменты для печки, и еще там были звездочки из металла.

А потом мы пошли в подвал. Там была детская кроватка и ловушка для птиц!

А в “гараже” были всякие повозки, и еще столик для починки обуви. А потом мы пошли в конюшню. И увидели  кормушку для козлов и коровы.

А потом экскурсия закончилась и мы поехали по домам.

Илья Копылов, гардемарин флотилии

 

Дашина мама и необычные предметы

Дашина мама и необычные предметы

Необычные предметы

В начале мы посетили гостевой дом, где нам рассказали, как он жил, чем занимался, кто были его родители…

Сегодня можно увидеть только гостевой дом, а не основной. Потому что тот сгорел.  

Ещё мы ходили по встроенным помещениям: по бане, “гаражу” и другим. Больше всего мне запомнились гараж, и помещение, в котором была люлька и весы с монетками. Они мне запомнились, потому что в них были такие необычные предметы.

Мне очень понравился этот день.    

Даша Стрекалёва

 

Комментарии:

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *