Парусная практика — 2018. Восьмое июня. 1


Хороший насыщенный день

Иван Зуев

Задача на день была такова: научится ходить без стакселя и с зарифленным  гротом — зарифленный грот, это когда часть паруса скручивается, за счёт чего площадь парусность уменьшается, в результате можно комфортнее и безопаснее ходить при сильном ветре. 

Вот объявили вооружение яхт к первому  выходу. Выполнив задачу, наш экипаж отошел от пирса. Раз нет стакселя, значит, у двух стаксельных нет работы и они просто сидят на средней банке баковыми матросами. Однако на яхте работа всегда найдётся, и для баковых нашлась — отчерпывание  воды из яхты и регулировка крена и дифферента. Во время выхода мы отрабатывали стартовую процедуру, то есть — у всех яхт есть определённое количество времени, регламентированное правилами парусных гонок.  По истечению  этого времени нужно подойти к линии старта и пересечь его, всё это делается тоже за определённое количество времени -потом старт закрывается. Стартовую процедуру мы преодолевали несколько раз, потом вернулись на базу.  На яхте во время этого выхода было достаточно весело: мы пели и воображали, какие облака на что похожи.

Во время второго выхода  на  яхты поставили по  одному опытному рулевому, который сидел на гроте и учил неопытных рулевых. Дистанция: крутить восьмёрки вокруг буёв.

Меня учил Максим Минин — он рассказывал, как правильно совершать повороты и подходить к пирсу. Максим сказал, что я справился с заданием.

Этот день запомнился мне достаточно положительной обстановкой и удачными выходами. Надеюсь, остальная практика пройдёт так же хорошо.

Иван Зуев, матрос  флотлии,12 лет.

Учимся ходить   

Сева Погольский

Началось вооружение яхт. Поскольку ветер был порывистый, и мы — экипаж Вани Зуева, зарифили грот и убрали стаксель, а стаксельные матросы стали баковыми. Их задача – сделать так, чтобы у яхты не было дифферента-крена на корму. В нашем экипаже оказалось пять человек, поэтому мы периодически меняли баковых матросов.

Выходим. Вскоре стало плохо одному из матросов — Диме Поморцеву —  у него оказалась морская болезнь. Меняем его на Володю Гаврилова. Ходим. Вдруг Дед говорит по рации:

  – Старт открыт.

Мы быстро стартуем. Приходим первыми. Снова настало время менять матросов. Ходим некоторое время, отходим от старта и… Старт снова открыт. А мы далеко. Ходили мы, ходили, и стартовать не успели. Теперь уже надо идти к пирсу за своим полдником.

Всеволод Погольский, юнга флотилии,  10 лет

Чего там только не было!

Володя Гаврилов

Ветер был спокойный. Стаксель сказали не устанавливать, чтобы мы научились ходить без него. Так что я остался без дела с моим другом по экипажу Димой. Делать было нечего, и мы смотрели в разные стороны, чтобы заметить что-то интересное. Я слышал, как экипаж соседней яхты звал Барсика — это у нас в отряде бог ветра, который придаёт яхтам скорости.

Я посмотрел вверх и увидел облака совершенно необычной формы. Там были  бегемот, треугольник, машина…  

И чего там только не было!

Володя Гаврилов, гость флотилии, 10 лет

Хорошо хоть, гонка была не настоящая…

Вера Антонова

Всю первую неделю практики мы меняемся экипажами и выбираем, с каким командиром нам удобней  работать, а кому из командиров удобней работать с какими матросами. В субботу будет окончательное распределение экипажей.

Я оказалась  в экипаже у Игоря Кабанова. О первой ходке  не буду рассказывать, потому что мы не успели вооружиться, следовательно, не ходили. А вот про вторую ходку надо рассказать. Да уж… эту ходку я запомню навсегда. Но расскажу всё с начала.

Наш экипаж вышел на воду. В составе экипажа были я, Полина, Игорь и Егор Салимов. С начала всё было хорошо. Единственно, Егор  боялся ходить и сразу попросил, чтоб его высадили на пирс. Но мы с Полиной кивнули друг другу и начали рассказывать ему сказку про «Жирафа Алика» (так называлась наша яхта). Мы рассказывали про то, что Алик — король среди зверей и птиц. И что на яхте «Алик» невозможно кильнуться. А если мы немного зачерпнём, то это значит, что жираф захотел с нами поиграть. В общем, много мы чего рассказали про его друзей и врагов, так что Егор уже не боялся ходить.

Но потом нас стало сносить всё ближе и ближе к плотине. Игорь говорил, что это очень опасно. А тут ещё и слова Деда:

— Гонка начнётся через пять минут.

Тут мы и вправду  заволновались. Ведь мы не могли прийти к тому месту, где начиналась  гонка.  «Ну как можно не участвовать в гонке» — крутилось у меня в голове.

В итоге в первой гонке мы не участвовали. И Дед решил сделать ещё одну гонку. Но к этой гонке мы тоже не подошли — не смогли. И тогда Дед по рации говорит на гребках подойти к самому близкому берегу.

— Почему? — спросите вы.

А всё это потому, что с нами застряла ещё и «Бака Тутума». Так вот: они были ближе к плотине. Поэтому их Дед повёз к пирсу первыми. А потом приехал к нам и сделал то же самое. Хорошо только, что гонка была не настоящая.

Антонова Вера, гардемарин флотилии, 10 лет.

 

 

 

 

Комментарии:

Один комментарий на «“Парусная практика — 2018. Восьмое июня.”»

  1. Юлия:

    Молодцы, ребята!

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *