«Крик петуха» № 19-20 2


Загадочные маяки в отряде

Денис Стариченко

Сегодня я напишу о морском деле. Оно было очень необычное. Обычно мы на морском деле изучаем паруса и вид яхт. А на этом морском деле мы делали из бумаги маяки. Но не обычные, а ЗАГАДОЧНЫЕ…

С этих маяков каждый раз падали люди с крыши, или выключался фонарь и пропадали люди… Но история не об этом, а о том, как мы делали из бумаги эти маяки. Началось всё, как обычно,  мы вырезали детальки, а потом их соединяли. Первую и вторую часть я сделал, но склеить не смог. И в результате так и не смог склеить эти части между собой. Уж слишком это сложно.

Денис Стариченко, юнга флотилии, 10 лет

 

 

ОФП со старшими

Камкин Артём

На ОФП наша средняя группа была объединены со старшей, так что нас было много. Когда пришли в Инфинити, началась зарядка. Все бегали, потом была силовая подготовка. Приседали, поднимали рапиру, перебирая пальцами от кончика клинка до гарды, потом — упражнения на пресс… Я думал только об одном — об обезболивающем, потому что пресс болел, как не знаю что.

Фехтования, слава богу, не было. Ещё бы! Фехтовать с Никитой Матюшиным и Сашей Вахмяниным для меня — просто невозможно! Сразу надо поднять белый флаг и подписать бумагу о капитуляции. После силовой подготовки я услышал долгожданную рынду, и мы закончили наше занятие.

Камкин Артём, кадет флотилии, 13 лет

 

 

Обычная разминка…

Варя Гвоздецкая

Фехтование началось, как всегда, — 30 кругов за 5 минут. Мы пробежали, а потом, к своему удивлению, мне сказали проводить разминку. Обычная разминка — ничего особенного.

После этой самой обыкновенной разминки мы приседали. Надо было присесть 70 раз, всем, кто был на занятии в субботу, потому что почти у всех болели ноги. А меня не было в субботу. Точнее, я была, но не на занятиях, а на вахте. И я, не буду хвастать, присела 100 раз! Это не очень тяжело, просто потому что потом дрожат ноги. Что не приятно, но смешно.

Было здорово! А потом мы еще делали упражнения с рапирами и в жилетах. Это было труднее, чем приседать, ведь у меня дрожали ноги, и я боялась, что на следующем фехтовании они будут болеть, и мне будет тяжело бегать и делать упражнения, а, если повезет, то и фехтовать.

Дойти из “Инфинити” до отряда с больными ногами — подвиг. На самом деле, я чуть не упала, пока шла. Чувствовала, как по моим ногам бегали мурашки. Потом грохнулась на стул и сидела всю переменку!

В среду уже ноги не болели, что крайне странно, ведь я ожидала совсем другого. Ну что ж, будем надеяться, так будет и в четверг, ведь мы скорее всего опять будем приседать. Недаром говорят, что человек привыкает к нагрузкам, и мышцы начинают работать лучше.

Варя Гвоздецкая, кадет флотилии, 12 лет

Тренировка

Коля Бадьин

Фехтование началось, как всегда, с бега по кругу в течение пяти минут. Уже когда я бежал, чувствовал, что бегаю с каждым разом всё лучше и лучше.

Разминку проводил я, причём часто запинался, потому что плохо помню разминочные термины. Я называл “вращение голенью” “вращением в локтевом суставе ноги”, например.

Закончилась разминка, и мы начали приседать с рапирой. Это не так просто, но, когда привыкаешь, становится гораздо легче.

Ну и последним заданием стало держать наконечник рапиры, направленным в грудь сопернику (жилеты мы, конечно, надели). Сначала рапиру держал Денис, а потом я. Потам к нам подошёл Дед и сам атаковал Дениса.

Коля Бадьин, юнга флотилии, 12 лет

От редакции: Что ж ты не написал, чем закончилась атака Деда????

 

Вспоминаем “Белый шквал”

Иван Зуев

На сегодняшний Журналистике мы делали проект Medea Skells.  Наша команда “Три мушкетёра” выбрала тему  “Белый шквал”, из которой надо было сделать проект нового Медиа формата “Long Read”, что в переводе означает “долгое чтение”. Проект должен включать в себя не менее трёх тысяч знаков, десяти фото, одного видео и аудио.

Вот после чтения окончательно отредактированного текста нам надо было  подобрать к нему фотографии. Это не очень легкая задача, потому что фотографий про белый шквал было очень мало, и фотографии, подходящие по тематике, пришлось отбирать   из разных разделов нашего сайта. Мы отобрали фотографии  и сохранили их, но больше ничего сделать не успели — Журналистика закончилась, и мы побежали на ОФП. А сделать нужно ещё немало — отобрать видеоролики, сделать аудиозапись, всё объединить в один материал. Интересный проект, хоть и сложный.

Иван Зуев, юнга флотилии, 11 лет

Очень плохая новость

Максим Минин

В прошлую субботу был Совет по причине того, что один флагманёнок  (я не буду упоминать имя этого человека) соврал — не пришёл на построение, а командиру экипажа сказал, что дома сейчас заметку пишет. И ещё долго потом в отряде это доказывал. Пока мы не выяснили, что заметку он не писал, а просто играл на компьютере. Всем же понятно, что врать вообще — нехорошо?… А врать в отряде — просто возмутительно. Потому что, какой же мы отряд, если не можем доверять друг другу? Дед говорит:

  • Ложь — это путь войны.

В общем, по этому поводу был Совет на той неделе. Мы долго объясняли этому человеку, что врать нельзя. И объясняли, почему нельзя. И мы дали человеку шанс исправиться, потому что были уверены в том, что он все понял и исправится. Потому что понимаем — отряд ему дорог.

И вдруг, на следующей неделе всё повторилось:

  • Я сейчас пишу заметку, и не смогу прийти на построение.
  • Где заметка?
  • Нету…

А через день  доказывал Лене, что заметку потом написал и сложил в папку “Заметки”. Только заметки там не было! Лену это очень раздосадовало, и он снова оказался на Совете.

Перед нами стоял выбор — что с ним делать. Дать человеку шанс? Так ведь шанс-то мы ему уже давали! Но он не понял этого, и снова повторил содеянное! Да ещё дважды…

Мы очень долго думали, и все расходились во мнениях — выбор был нереально сложным. И всё же абсолютное большинство подняли руку и решение было такое: “Командирский Совет решил отчислить тебя из отряда”.

Потому что ошибаться имеет право любой человек. В том случае, если ошибку свою понимает и потом исправляет. Но врать человек из отряда “Флагман” не имеет права. Мы не можем позволить себе не верить друг другу! Иначе, это уже получается не отряд, а что-то совсем другое — кружок какой-нибудь, секция…

Лена сказала этому человеку самые страшные слова, которые я слышал:

  • Уходи и больше не возвращайся.

Наверное, это был самый сложный выбор в моей жизни. Уверен, что больше никто после этого случая не станет нарушать законы отряда “Флагман”.

Максим Минин, подшкипер флотилии, 13 лет 

Живой снеговик

Полина Фоминых

Я хочу рассказать вам об одном случае, приключившемся с моим Максиком. Это было в один очень-очень снежный день, когда шел сильный снегопад и почти ничего не было видно на улице. Несмотря на сильный холод, надо было совершить героический поступок – выгулять Макса. Ну что ж, подвиг так подвиг.

Я оделась потеплее, до носа укуталась в шарфик и вышла с Максом в гараж, чтобы надеть на него комбинезон. Конечно, он, как мог сопротивлялся этому: пинался, крутился, кусался… Но я ему пригрозила:

— Максимильян, сейчас же перестань! А если не перестанешь то … то… то ты останешься без паштета.

Щенок тут же затих, ведь он очень любит паштет, а остаться без паштета для него — просто трагедия. Я одела Макса, взяла ключи, вышла во двор и опустила его на дорожку. Из-за холода Макс не хотел гулять и просился обратно на руки, но я ему сказала:

— Давай, давай! Я за тобой дома убирать не собираюсь.

Мне на какое-то мгновение показалось, что Макс издал звук, очень похожий на горестный и печальный вздох. Но он пересилил свой страх и подошел к краю дорожки, после которой по мнению Макса (как мне кажется) простиралась бесконечная и белоснежная равнина. И вот Макс решился. Но, как только он сделал первый шаг, тут же  провалился в слишком глубокий для него снег. Макс полностью скрылся в снегу. На секунду меня охватил ужас, но вдруг я услышала слабый писк из-под снега. Я подбежала к сугробу и достала … угадайте кого … снеговика! Да, я достала самого настоящего, миниатюрного живого снеговика! Он отряхнулся и недовольно начал рычать. Ой-ой, кажется Макс злится! Я быстро поставила снеговика на землю и позвала домой. Мда, погулять у Макса не получилось — вышел на улицу щенком, а вернулся снеговиком. Самое настоящее волшебство.

Когда мы зашли домой, Макс, недовольно ворча, улегся в свою лежанку, а я налила себе горячий чай, взяла книгу и забралась на диван почитать. И вот тогда подумала:

— Теперь у меня двое домашних животных – щенок Макс и снеговичок! Вернее, два в одном!

Полина Фоминых, гардемарин флотилии, 9 лет

 

Комментарии:

2 комментария на «“«Крик петуха» № 19-20”»

  1. Владимир:

    Все заметки отличные и интересные, но особо хочется отметить заметку «Очень плохая новость». Чувствуются переживания автора, вся тяжесть ситуации (а она и правда сложна и неоднозначна). Очень личная вышла заметка, эмоциональная. Молодец, Максим!

    • Дмитрий Тедеев:

      Да, ситуация действительно тяжёлая. Для всех. По себе знаю, как больно произносить слова, которые произнесла Лена, даже если они необходимы. Очень жаль, что так произошло. Хотелось бы, чтобы этот печальный случай пошёл на пользу и отряду и тому парню.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *