Шестая практика, День одиннадцатый, 16 июня — очень сложный день 2


День сегодня был весёлый

Тимур, Федя, ДашаДень сегодня был весёлый.После обеда еще  ничего не предвещало веселья, но через некоторое время начался шторм и сильный ветер!

И в нас впилил Денис. Я спросил:

—  Можно оттолкнуться? —  Денис разрешил, и я закричал на весь ВИЗ:

—  This Is SPARTA!!! — и ногой оттолкнул яхту Дениса. А потом у нас был такой сильный крен, что мы не личный пруд залили в яхту, а личный океан!  И я прыгнул с борта на борт, чем спас экипаж от киляния, но ударился коленкой о борт — в прыжке. И было боольно!

А ещё раздалась на конце грота гика шкота восьмёрка (это узел морской), и грот а бездействовал, и мы ещё раз чуть не кильнулись.Федя Чертов

Но день был весёлый! Потому что все хохотали, всем почему-то хотелось смеяться! А если есть веселье, то грусть и боль забывается!  Ведь смех — лучшее лекарство!

А потом нас снесло к другому берегу, и мы не смогли отойти. Мы начали махать флажком и снимать паруса, потому что это — правило безопасности.

И если Дед не видит флажок ( но обычно он его видит), то надо снимать парус — ведь парус большой, и его отсутствие легко заметить! Мы спустили парус не переставая, махали флажком, и увидели, как Дед идет на моторке спасать нас, и мы обрадовались, но он шел не к нам.  Мы посмотрели, куда он идет и увидели, что кто-то из флагманят кильнулся.

И появились две новости — плохая и хорошая. Хорошая — это то, что сезон киляний открыт. А плохая — в такой сильный ветер кильнуться!  Это плохо…

Тем временем мы уже увидели, как и другие яхты тоже  к этому берегу подошли, и мы по берегу бегаем друг к другу!

А потом я, Тимур, Лёнча и Бобрёнок строили шалаш. После долгих мучений мы его построили, и Тимур там сидел. А я камушков пособирал красивых.

Вскоре пришел Дед и всех забрал.

Мы разоружились и, усталые от таскания яхт, уселись в автобус и поехали домой.

И всё было хорошо, как всегда

Федя Чертов, матрос флотилии

 

Насыщенный был этот день

Тимур и Федя…Дело было после обеда. Сытые флагманята вооружили яхты и пошли на стартовую зону. Мы долго плюхались, и Феде стало скучно. А тогда он стал сочинять стихи в стиле «рэп» —

— Я – пирс, опасный страшный пирс.

И со мной все яхтсмены боятся,

Говорят со мной на Вы»

А потом, как будто с пирсом разговариваю я:

— Зачем ты, пирс, яхты ломаешь?

Пирс, малыш, ты меня огорчил.- и так далее, пока я не закричал:

— Растрави грот! – и тут Федя отпускает шкот, «восьмерка» раздается, и мы черпаем бортом очень много воды. Очень много. Очень!!!

После чего нас снесло к противоположному берегу, где мы и остались сидеть. Машем флажком Деду, а тот, вместо нас, пошел спасать «Тимсель», который кильнулся. Посмотрел я на эти дела и понял, что у нас еще не самая плачевная ситуация. И снял грот, чтоб нас не прибивало к камням, которые могли расцарапать дно. Потом я увидел, что Лёнину яхту тоже прибило к этому берегу, и побежал узнать обстановку.

А потом к зарослям прибило и яхту Андрея Устюгова! Мы теперь уже вместе с Лёней побежали к нему и увидели, что Бобрюшка уже вовсю разоружается.

Делать было нечего – нужно было ждать Деда на спасательной моторке. Наши экипажи отдыхали, а мы начали строить шалаш. Нашли пластмассовые палки, поставили их шалашиком и натянули на них тент, и придавили сооружение камнями, чтобы ветром не унесло.Тимур

Ясказал:

— Похоже, мы здесь останемся, как Робинзоны Крузо. И будем выживать. Лёня грустно посмеялся, а неунывающий Федя уже отыскивал красивые камушки – должно быть, и тут собрался делать «рынок».

И вдруг, вижу – идет наша моторка, и кричу:

— По местам! Дед идет! – и Дед пришел и оттранспортировал на базу сначала яхту Андрюшки, потом – Лёнчика, а потом уж и нас.

Неутомимый Федька все это время танцевал танец бабуинов.

Вот такой насыщенный был день!

Тимур Герасимов, матрос флотилии

 

Леня КулаковЗатишье перед бурей

И вот прошел еще один день практики, и осталась еще половина. Сегодня был очень сильный ветер — когда моя бабушка возвращалась домой, ветром сломало тополь.

Но мы говорим не о тополях, а о практике, на которой сегодня было, мягко говоря, мокро. Первые две гонки мы отходили нормально, даже ветер стих на некоторое время. Когда он стих, я всем сказал, что это затишье перед бурей (Ох и зря я это сказал!!!).

Подул сильный ветер, и как только мы стартовали, то сразу нас понесло к противоположному берегу от базы, начало кренить и заливать яхту водой. В результате, нас снесло на камни. Мы стояли и отчерпывали воду из яхты минут десять, и по очереди махали красными флажками, что бы Дед нас заметил. Затем мы поняли, что вычерпывать воду из яхты сейчас не поможет, потому что волнами заливается больше воды, чем мы вычерпываем. Затем к нам прибежали „братья по несчастью” и сказали нам вылезать…

Леня Кулаков, мичман флотилии

Опасно. Холодно. Круто.

Уу-х! Ну и погодка была сегодня! Словами не передать!Макс Головизнин

Началось все, как обычно: автобус, построение, зарядка, завтрак. Стоп! До обеда все было спокойно, лишь плохая погода, к которой мы уже привыкли.

А вот что было после обеда! Самый настоящий шторм! Хотя какой там шторм: ШТОРМИЩЕ!!! Полуметровые и даже метровые (хотя наверно я уже загнул) волны!

Но все равно “Чоки-Чок” шел спокойно. В нашей яхте даже не было воды (практически)! И все же мы несколько раз чуть не кильнулись. Мы шли за  “Бакой-Тутумой” и заметили, как они тоже чуть не кильнулись.

Но Федя зачем-то замахал флажками Деду. Он начал к ним подходить на своей моторке, (как мы подумали) но на самом деле он подходил не к ним. Я посмотрел в ту сторону, в которую шел Дед… И тут моему шоку не было предела… Яхта “Тимсель” КИЛЬНУЛАСЬ!!! Это было нечто. Раньше я не видел кильнувшихся яхт, но увидеть это своими глазами… Я так перепугался за ребят, но помощь была уже в пути (то есть Дед). Мы шли дальше. У нас все было в порядке, а вот “Баку” снесло к берегу. К берегу снесло и “Полосатого Жирафа Алика”, вскоре к ним присоединились “Вильсон” и “Дагги-Тиц” но они быстро развернулись и ушли в нужном направлении. И нас потихоньку начало сносить в сторону берега. И мы почувствовали, какое глубокое здесь дно. Наша яхта ходила в пяти метрах от берега и даже не пришлось поднимать шверт! И тут наш командир Андрей Устюгов нам говорит:

— Давайте к берегу подойдем!

— Зачем?! – хором спросили мы.

— Чтобы Тимуру помочь!

Мда… и как мы не уговаривали Андрея, он все равно настоял на своем. Нас снесло к берегу, подбежал Федя и потащил нас к их яхте, но мы по инерции прошли чуть дальше прямо в ветки! Сняли паруса, Андрей ушел к Тимуру и мы втроем (Я Илья и Матвей) сидели в яхте минут 20, а потом пришел Андрей, пришел Дед с Сашей Устюжаниным и они вместе отвезли нас к берегу. Там мы переоделись, разоружились, перенесли яхты к пирсу, пополдничали, завершили день и поехали домой.

Приключение…

Максим Головизнин, кандидат флотилии

 

 

            Саша БондаревВо власти Ветра

 

Сегодня после обеда была гонка. Поднялся ветер. Через три минуты старт был открыт, мы стартовали, перед нами шел Петя Ромашов. Мы вместе дошли до буя, но его снесло назад, а я пошёл дальше. У нас был небольшой крен, и в яхту зачерпнулась вода. Я матросам сказал: нужно вычерпать воду, чтобы не было крена на правом борту. Но пока я говорил, начался большой крен на правый борт. Яхта встала набок, мы продержались так пять секунд и плюхнулись в воду. Яхту начало сносить к берегу, но я успел доплыть до неё и схватить, но не удержал, и её понесло к берегу. Мои два матроса, Даша и Артём, были от меня на пять метров. Потом яхта резка встала, в паруса подул ветер, и она снова перевернулась. Но я увидел Деда, который ехал на моторке с Владом и Ваней. Сначала Дед достал Дашу и Артёма,  а потом меня. Влад и Ваня спрыгнули в воду разоружать яхту. Дед нас довёз до пирса и сказал:

— Быстро переодеваться.

Саша Бондарев, юнга флотилии.          

Хорошо, что есть спасательная моторка

В понедельник третий недели практики после обеда был сильный ветер. СначалаАртем Зубков все было хорошо. Мы стартовали вторыми и очень быстро шли вторыми до буйка, но буек нам так и не доведется сегодня обойти. Мы шли и шли до буйка в лавировку.  Из- за сильного ветра нашу яхту кренило, к нам заливалась вода. И тут яхта накренилась, я попытался вскарабкаться  на другой борт, но киляние было неизбежно. И наш экипаж плюхнулся в воду. Я вспомнил, что при килянии  гротовому матросу нужно плыть к топу мачты и толкать его вверх. И я начал плыть к нему, но как-то меня рядом с ним пронесло волной.

И тут случилась скверная вещь. Меня начало уносить от яхты волной, и Дашу – тоже, и Сашу тоже отнесло, но не так сильно, как нас.  Я боялся, что меня снесет очень далеко от яхты, и я буду там один болтаться. Меня захлестывало волной, и я пытался грести к яхте, но волна не давала мне это сделать. И тут наша яхта вдруг встала…

И опять кильнулась – уже  на другой борт. И тут я увидел спасение —  и это спасение была моторка с Дедом,  Владом и  Ваней.

ДедСначала они подошли ко мне и вытащили меня,  потом — к Даше, а после -к Саше. А Ваня и Влад пошли к нашей яхте, которую прибило к берегу. Потом Дед на моторке отвез нас на берег, и мы переоделись в сухую одежду. Этот день мне запомнился навсегда, потому что было страшно. Хорошо, что у нас есть спасательная моторка.

И что Дед – всегда начеку!

                                                                    Артем Зубков,  гардемарин флотилии.

 

Эх, накаркали!

Сегодня наш экипаж первый раз за две недели практики кильнулся! Это было УЖАСНО!!!!!!

Вот как это было-

Ветер был сильный, а волны ещё хлеще! Вдруг мы заговорили про Цунами – это волны такие огромные. Когда мы вышли второй раз, ветер был ещё сильнее, чем прежде. Мальчикам это понравилось, и они завопили:Даша Стрекалева

— О боже, какой Барсина- я хочу от тебя шторма! – и накликали… Подул ветер, в яхту залилась вода и … мы в воде! Дышать тяжело, вода захлёстывает в рот, в нос, в уши!  — но вот…

идёт спасение на моторке!!!

Этим спасением оказался  Дед с Ваней и Владом. Они нас вытащили. Дед повёз нас на пирс, а Ваня и Влад стали вытаскивать яхту. Сидим в моторке и дрожим от холода.

И наконец, мы на пирсе… и понеслись переодеваться!!!!!!!!

Эх, накаркали!

Даша Стрекалёва, кандидат флотилии

 

 

Заколдованные ходки

Когда утром шел на остановку,  что-то меня беспокоило, вот вспомнил — приснилось, будто я кильнулся. Сон – в руку…

Вышли мы на яхте из лагуны кое-как и пошли в стартовую зону. Я был готов стартовать, но тут Дед как будто невзначай сказал:

Андрей Эйва    — Андрей, старт — с противоположной стороны!

— Как?

Это было только начало заколдованной ходки. Мы пытались обогнуть буйки – сначала первый, потом – второй – раз сто, наверное! Позже мы крутили оверштаг и случайно накренили яхту и начерпали так сильно, что не могли сесть на банки, потому что они были полностью в воде. Матвей Смирнов отчерпывал так быстро, что его рук не было видно, и уже спустя 10 минут половина воды в яхте исчезла. Вот тогда я вспомнил эту злополучную шутку Ильи, что надо взять ведро и подумал, что ведро нам бы сейчас не помешало.

И вот нас снесло к берегу,  и мы сели на шверт. Я начал доставать его гребком, и тут донеслось:

— Гиииииииииккккк  ппооошшёёёлл!!!

И я почувствовал сокрушительный удар в голову и двухсекундный полёт в воду вместе с гребком. Я оказался, как не странно, в тёплой воде, и тут с яхты донеслось:

-Лови гребок!!!

И я увидел, как уплывает гребок, и брасом поплыл за ним. Я его поймал и залез в яхту, и тут наконец-то к нам пришло подкрепление – Дед.

Он нас отвёз к пирсу и отправил переодеваться. Мы  переоделись и пошли вычерпывать воду – в этот раз уже  ведром.

Андрей Эйва, матрос флотилии.

 

Очень сильный ветер

Сегодня у нас были гонки

без командиров эскадр.

Когда мы вооружили яхту и отшвартовались,

был очень сильный ветер.

А когда наша яхта вышла из лагуны, стали такие волны,

что даже в яхту к нам заливалась вода!

Старт был открыт, а наш экипаж

все не мог стартовать.

А ещё экипаж Андрея

не мог стартовать тоже,

потому что он кильнулся!

Нас тоже чуть не кильнуло,

мы очень и очень начерпали

много воды,

и нас унесло к дальнему берегу!

А ещё у нас вырвался стаксель.

Когда мы это заметили,

то уже приближались к земле,

и стали отталкиваться от берега,

но не смогли –

очень сильные волны были.

Потом отошли, но нас

стало сносить на дамбу,

и Дед это увидел.

И сказал,

что нужно снять грот,

потому что стаксель был уже снят.

А сам Дед быстро взял носовой швартов,

и когда мы сняли грот,

то Дед пошёл к берегу.

И ещё — у меня

чуть не улетела кепка, но не улетела. Потому что я её привязал к жилету…

Вот что у нас было.

Макс Эйва

Максим Эйва, юнга флотилии.

 

 

 

Комментарии:

2 комментария на «“Шестая практика, День одиннадцатый, 16 июня — очень сложный день”»

  1. Кулаков Лёня:

    День десятый, 13 июня и день десятый 16 июня, тут что то не так.

  2. uliya:

    По мнению ребят, день был и веселым, и насыщенным. Было круто, опасно и страшно. Каждый по своему оценил одиннадцатый день практики, но при этом подробно дал объяснения о происходящей с ними реальности. Читая заметки, были и переживания за вас, флагманята и радость от счастливого завершения – ОЧЕНЬ СЛОЖНОГО ДНЯ.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *