Без руля и без ветрил


Без руля и без ветрил

Восьмого июня все пришли на базу. Сняли рюкзаки и сумки. Экипажи  «Чока» и «Баки» надели  спасательные жилеты. Я был в экипаже «Чоки-Чока».  Шел Командирский совет, а мы начали вооружать «Бака-Тутуму», а потом  «Чоки-Чока».  И после совета — ещё две яхты.

Затем мы перегнали яхты на понтон, и  пошли на дальний выход.  С моторки нам сказали снять руль,  а гребки брать только в крайнем случае. А  кто придет первым, тот будет киляться.

Мы сначала крутились, а потом наш  рулевой вспомнил:  чтобы рулить, надо делать фальшкрен. И  мы благополучно дошли вторыми из четырёх яхт. Но нам тоже разрешили киляться. Мы пришли, сняли кроссовки, футболки и пошли киляться. Потом мы быстро подняли яхту. Но в ней оказалось  много воды, и нам сказали ещё раз кильнуться. Вот после этого мы яхту поднять сами не смогли. Нам помогла Оля…

Данил Дедюхин, юнга флотилии

 


 

Смелость с опытом приходит

Восьмого июня, в пятницу происходило Бог весть что. Был жаркий и, что немаловажно, ветреный день. Я был полон надежд, потому что это первый день с хорошей погодой и нормальным ветром. После завтрака мы отправились на Коматек. Все яхты шли рядом друг с  другом. Было настолько жарко, что мой экипаж хотел кильнутся. Так хорошо  светило солнце,  и настроение было  хорошее. Когда дошли до Коматека, Дед сказал снимать рули. В этот момент я подумал, что мы снова пойдём на гребках. Но нет, Дед сказал брать гребок только в крайнем случае. Рулить парусами, а кто первый дойдет до базы — тому разрешат кильнуться.

После этой фразы Деда, я совсем не понимал, как рулить, но мы так хотели кильнуться,  что я пытался хоть какую-нибудь идею выдавить из себя. После нескольких бессмысленных поворотов, к нам подъехал Дед. Он старался подсказать, что делать. И тут я понял, как на «Майском экстриме» с помощью нехитрой системы крена яхта «Екатерина» могла поворачивать без потери скорости. И начал делать то крен, чтоб приводиться, то фальшкрен, чтоб увалиться. И таким образом мы дошли до базы. Где нам разрешили кильнуться. Мы быстренько переоделись, вытащили флажок и черпак из яхты. И отошли от берега. При первом килянии все встали на нос и стали прыгать. С первого раза яхта кильнулась. Как рулевой, я незамедлительно поплыл к шверту. А тем временем яхта начала ещё больше накреняться и чуть не сделала  оверкиль, когда я быстро уцепился за шверт. И вдруг увидел Игоря, который плыл помогать мне. Где в это время находились Лёша и Данил, я не знаю, но мы быстро подняли яхту. Потом я спросил Деда, сфотографировал ли он нас, он сказал:

— Нет,- и мы решили ещё раз кильнуться. Но на этот раз Лёша не захотел киляться и пошёл на откренку. Мы начерпали очень много воды, и теперь  уж точно нужно было киляться,  чтобы слить эту воду. Лёшу забрали на моторку. Без Лёши кильнуться было труднее, но мы смогли. Но что печально — мы уткнулись топом мачты в дно. И теперь уже нам помог Дед поднять мачту. После киляния все были мокрые,  даже паруса. Но я рад, что мой экипаж узнал, что такое киляться, и что это не страшно.

Влад Минин, матрос флотилии

 


 

На фото – только с третьей попытки

На построении  все узнали,  кто в какие экипажи входит. Три человека сегодня не ходили вообще — Паша Шадрин, Артём Шапаренко и Ваня Кулаков. А Саша Устюжанин не ходил до обеда.

Я был в экипаже с Серёгой Бахтеревым и Денисом  Матушкиным. Серый был на руле, я — гротовым, а Денис — стаксельным. Погода  стояла хорошая, но ветер — средний. Нам дали задание пойти на Коматек, обойти моторку, снять рули и пойти на базу.

Мы отшвартовались, сначала немного всех подождали, а потом пошли на Коматек.  Наконец,  за полчаса мы дошли до Коматека и обошли моторку. Сняли рули и отправились на базу. Мы позже всех сняли руль, потому что у нас раздались красный и зелёный стаксель-шкот. Подъехала на моторке Оля и сказала:

— Кто первый доберется до базы, тот может кильнуться. Между «Тимселем» и «Чоки-чоки» была борьба за первое место, но «Тимсель» пришёл к понтону первым, «Чок»- вторым, через десять минут- «Бака»,  а через час пришёл « Ден».

В экипаже «Тимселя» не захотели киляться  Серёга Бехтерев и Денис  Матушкин, а я хотел охладиться — потому что было очень жарко. А в экипаже Влада все хотели кильнуться, вот я и присоединился к ним. Сначала мы кильнулись, а потом Влад спросил у Оли, сфоткала ли она нас. Но Оля сказала, что нет. И мы ещё раз кильнулись,  только уже с третьей попытки.

Игорь Муравьёв, матрос флотилии

Комментарии:

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *