«Одиночное плавание…»


День для всех флагманят оказался совершенно необычным. Сегодня ВСЕ ходили на гроте и на руле.

Я вам расскажу, как это началось. После подъема флага на построении командирам сказали не ставить на яхты стаксели. Нас это насторожило, все стали думать — что же это должно значить?

Перегнали мы яхты к понтону, Ванька Пономарев рынду повесил. Два удара – построение! Паша:

— Отряд, внимание! Вольно. Слово предоставляется Кэпу.

Оля начала рассказывать про планы на день:

— Первой ходкой пойдут гротовые матросы. В одиночку. Идти будут и на гроте и на руле. Потом – стаксельные матросы. Тоже на гроте и на руле. Но не обязательно – а по желанию. Потом Оля спросила, кто из стаксельных матросов решится на такой шаг? Решились все, чему Оля была рада.

Когда все гротовые приготовились к отходу, наш Динька очень волновался, и я его понимала. Отход пошел. И Динька пошел на всех парусах, точней – на всем парусе.

Гротовые ходили минут двадцать, а потом Динька и Ванька Пономарев начали соперничать. Привело это к тому, что Ваня пришел первым. Но Динь все равно молодец, он боролся за первое место серьезно.

Когда все гротовые вернулись к понтону, у меня сильно начало биться сердце. Потому что сейчас – отход стаксельных матросов. Я села в яхту с мыслью – а вдруг кильнусь?!? Но меня сильно успокаивала мысль о том, что, если кильнусь – подойдет моторка и поможет поставить яхту.

И вот – Оля сказала:

— Отход пошел.

И я пошла. Я очень старалась не закладывать руль, и чтоб грот не полоскал. Иду себе (спокойненько) иду – и вдруг – воды черпанула. Иду еще, иду, думаю, что глубоко, и опускаю шверт. И тут же на него встаю.

Тут же ко мне подлетела моторка, и Данил Забелин помог мне достать шверт. Когда шверт достали, моторка пошла к другой яхте.

Удары в рынду означают, что надо проходить дистанцию. А я еще на буй не вырезалась.

… Гик постоянно переходит… Когда перешел в очередной раз, я черпанула…

Потом и руль и гик меня вообще слушаться перестали. Тогда я заплакала. Когда такие дела увидела Оля с моторки, она попросила меня растравить грот, чтоб на яхту смог перейти Данил Забелин.

Мы пошли было хорошо, но черпанули через нос. На моторке подошла Оля и сказала, чтоб килялись – хуже уже все равно не будет.

Ну, мы и кильнулись. А когда яхту поставили, я встала на дно ногами.

Идем по пруду (в прямом смысле этого слова) и тащим за собой яхту.

Дошли.

Мне очень понравилось ходить одной! ;)

Полина Пунькова, матрос яхты «Тимсель»

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *